ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Н. Нарочницкая член Комиссии, при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

 
Декабрь 2011
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
  1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

Баннеры


Стенограмма авторской программы
Владимира Познера "Времена" 9 марта 2003 года.

.

НАРОЧНИЦКАЯ: Ленинскую концепцию Сталин, конечно, поменял. Я думаю, из-за этого мы и дискутируем как раз. Потому что Ленин был западником, абсолютно презирал весь русский исторический путь. Сталин, учившийся в духовной семинарии, презирал точно также Запад, и не имел никакого комплекса неполноценности перед всем его идейным багажом. За что Запад его истерически ненавидел, потому что Сталин видел насквозь все западные устремления. Но это было все благодаря тому, что он учился в духовной семинарии.

ВЕДУЩИЙ: Учитывая, что, увы, это необъятная тема, но крайне важная, потому что вообще обсуждают ее в ракурсе репрессий, и так далее. Мне было бы очень интересно, я думаю, всем полезнее рассмотреть ее с точки зрения того, кто мы, и куда мы идем. Я хочу просто очень коротко, поскольку время уходит. Считаете ли Вы, Наталия Алексеевна, что возможен возврат к сталинской системе без Сталина, но с кем-то другим в России, вот, что сегодня эта опасность существует?

НАРОЧНИЦКАЯ: Никакой опасности такой не существует. История вообще не повторяется. И все равно все, что со сталинским именем связано, проистекало еще и с коммунистической идеологии большевистской. Поэтому никакой опасности нет. А если какие-то мы восстановим спокойные уважительные отношения к истории, и будем ее оценивать, не глумясь над жизнью отцов, как мы делали 10 лет назад, то я думаю, от этого выиграет наше самосознание и будущее.

ВЕДУЩИЙ: Ваша точка зрения.

КАРА-МУРЗА: Сама терминология. Вы изначально с антисталинской позиции выступаете. Опасность. То есть Вы не пытаетесь феномен исторический понять.

ВЕДУЩИЙ: Но Вы же выступаете с точки зрения позитивной. Я Вам возвращаю мяч, и Вы тоже не выступаете с точки зрения исторической. Я считаю, что это было бы опасно. Вы можете считать, что это было бы благо. Так вот задаю Вам вопрос: это благо нам грозит?

КАРА-МУРЗА: Нет, не грозит. Не грозит.

ВЕДУЩИЙ: Игорь Борисович, как Вы полагаете?

ЧУБАЙС: Я думаю, что, во-первых, человек всегда субъективен. Он не может быть объектом, поэтому он всегда выражает свою позицию. Не смысла скрывать. Это нужно честно признать. Во-вторых, я вижу выход из ситуации…

ВЕДУЩИЙ: Я спрашиваю Вас о другом. Считаете ли Вы, что есть опасность возвращения.

ЧУБАЙС: Я и хочу ответить на этот вопрос. Не просто сказать да или нет, а что сделать, чтобы этого не было.

ВЕДУЩИЙ: Но есть она?

ЧУБАЙС: Конечно, есть. Для того, чтобы этого не было как минимум нужно следующее. В советское время власть скрывала свою природу. Она говорила, что это рабочие крестьяне. Ни одной доярки я в политбюро нее видел, но они называли себя рабочими крестьянами. Сейчас власть не скрывает себя, оно называет себя политической элитой. Но в русском языке всегда было понятие, которое называло элиту, только по-другому. Интеллигенция. Если они заняли место интеллигенции, интеллигенция вытесняется, она не нужна. У нас нет гражданских лидеров.

У нас нет интеллектуалов, людей совести, которые скажут на всю страну, они выбиты. Они существуют, но им не дают слово. Тогда, когда им дадут слово… тогда и будут решаться проблемы.

ВЕДУЩИЙ: Спасибо. Лилия Федоровна, Вы, как я считаю, согласились, как я понял из того, что Вы говорили раньше.

ШЕВЦОВА: Если считать коммунизм тоталитарическим коммунизмом, то я думаю, никакой угрозы реставрации такого тоталитаризма нет. Но если говорить о попытках политического класса, который пытается сохранить позиции, и этот тип власти, который существует, такую форму организации власти и такую ситуацию, то я не могу исключать попыток тоталитарных синдромов. Но для того, чтобы они действительно оказались успешными, нужно, во-первых, некоррумпированная бюрократия, нужна высокостатусная армия, не погрязшая в Чечне, и нужно также, чтобы мы все, а также провинция подчинились Москве. А разве это возможно?

ВЕДУЩИЙ: Я Вас всех благодарю за участие в этой программе. Надеюсь, что именно в таком ключе будут обсуждаться вопросы. И действительно надо ценить свою историю, и не вычеркивать ничего из нее. Напротив, все нужно помнить. В завершении я бы хотел высказать свое мнение. Все-таки пока я только задавал вопросы. Я начну вот с чего. Жил был гениальный драматург. Звали его Евгений Шварц. Писал он много удивительных пьес, И среди них одна, о сказочной стране, которой 300 лет правит страшный, но всесильный дракон. Люди живут там хорошо, они даже не болеют, потому что дракон пламенем своих ноздрей очистил все водные пространства. Едят, работаю, все хорошо, кроме одного. Раз в году дракон берет самую красивую девушку себе в жены. И что он с ней делает, лучше не знать. В общем, там есть все, кроме одной малости. Там нет свободы. И вот в эту страну случайно попадает странствующий рыцарь, зовут его Ланцелот, влюбляется в девушку, которую, конечно же, выбрал себе дракон, видит, что происходит и вызывает дракона на смертный бой. И вот незадолго до боя на городской площади появляется дракон, он всех прогоняет кроме Ланцелота. Он появляется в облике маленького, худенького, бледненького тихо говорящего человека. У него происходит следующий разговор с Ланцелотом, я Вам зачитаю.

«Дракон: Страшно Вам?

Ланцелот: Нет.

Дракон: Вранье, вранье. Мои люди очень страшные. Таких больше нигде не найдешь. Моя работа. Я их кроил.

Ланцелот: И все-таки они люди.

Дракон: Это снаружи.

Ланцелот: Нет.

Дракон: Если бы ты увидел их души, ух, задрожал бы.

Ланцелот: Нет.

Дракон: Убежал бы даже. Не стал бы умирать из-за калек. Я же их, любезный мой, лично покалечил. Как требуется, так и покалечил. Человеческие души, любезный, очень живучи. Разрубишь тело пополам, человек околеет

Читать далее:   1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

В архиве 21 марта 2003

Похожие статьи:

    Добавить комментарий

    Для отправки комментария вы должны авторизоваться.

    Цитата:

    У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

    RSS Новости Фонда

    • Состоялась презентация книги "Дело партизана Кононова" 16.11.2011
    • «Россия и Испания: Очарование через расстояния» 31.10.2011
    • В Париже прошел вечер дебатов «Европе не избежать переустройства собственной архитектуры безопасности» 31.10.2011
    • Состоялась конференция «П.А.Столыпин и современная Россия» 30.10.2011
    Rambler's Top100